Вальтер Скотт и его роман “Роб Рой”

Роман “Роб Рой” появился в 1817 г. Он относится к тем романам Скотта, которые условно называются “шотландскими” – по месту их действия, – и принадлежит к числу его лучших произведений. Написанные между 1814 и 1819 гг. они являются вершиной творчества Вальтера Скотта. Немало романов создал писатель позже-в 20-х гг. XIX в., но ни один из них, даже самые удачные, вроде “Квентина Дорварда” (1823) и “Айвенго”, не обладал достоинствами “шотландских романов” в самом главном – в глубине раскрытия совершающихся общественных процессов,

в изображении народа.
В то время как в Англии уже развертывался промышленный переворот, уже навсегда были снесены твердыни феодализма и шло бурное развитие буржуазных отношений, в горных областях Шотландии еще доживал свой век древний родовой строй.
Ломка старых, докапиталистических отношений в Шотландии тем и характеризовалась, что в некоторых областях страны народ Попадал под иго буржуазии непосредственно из обстановки родового строя: молодежь шотландских кланов становилась
к станкам мануфактур, возникавших в шотландских городах, – и прежде всего в Глазго, политическое и экономическое значение которого в эпоху Вальтера Скотта быстро росло.
В “шотландских романах” Вальтера Скотта процесс ограбления народных масс и его последствия раскрыты с особой силой. Народные образы “шотландских романов” Скотта разнообразны, содержательны и богаты. Среди них и старая Мег Меррилиз, и добрый нищий Охилтри, и обаятельная Дженни Дине. Рядом с этими обездоленными людьми из народа стоят мужественные горцы, олицетворяющие в романах Скотта образ народа вооруженного, внушающего ужас и ненависть своим противникам, представителям правящих классов Англии и Шотландии: роялистам XVII в. в “Пуританах”, родовой знати и богатым землевладельцам – в “Роб Рое”. Среди активных народных героев, проходящих перед читателем в “шотландских романах” Скотта, Роб Рой – самый выразительный и замечательный.
Вальтер Скотт отдавал себе отчет в том, что восстания, о которых он повествует в своих “шотландских романах”, далеко не всегда были направлены на защиту народного дела и нередко инспирировались все той же родовой знатью и крупными феодалами. Он показывает, что Монтроз поднял горцев на борьбу за престол Стюартов, что в 1715 (“Роб Рой”) и в 1745 гг. (“Веверлей”) горцы были использованы как ударная сила якобитами, сторонниками восстановления династии Стюартов и феодальных привилегий, уничтоженных английской буржуазной революцией.
В романе “Роб Рой” дается широкая и сложная картина шотландских и английских общественных отношений начала XVIII в. Скотту удалось охватить в пределах одного произведения – и это характерная черта его исторического романа – жизнь всех основных классов шотландского, а отчасти и английского общества. Перед читателем проходят и крупные землевладельцы-тори – Ос-бальдистоны, живущие мечтой о восстановлении былых феодальных прав, и быстро растущая, укрепляющая свои позиции английская и шотландская буржуазия – дельцы и торгаши из Лондона и Глазго, и люди из горных кланов Шотландии, столь непохожие на простой народ долинной Шотландии, к которому принадлежит садовник Эндрю.
Представители разных классов английского и шотландского общества начала XVIII столетия показаны в их сложных реальных отношениях, в борьбе; история Англии и Шотландии раскрывается как процесс, как картина развития общества, в котором разрушаются и гибнут старые отношения и целые классы и формируются новые. Динамика истории в.”Роб Рое” передана с большой художественной силой. “- .
Скотт уже в начале романа излагает обстоятельства напряженной политической борьбы, идущей и в Англии, и в Шотландии в началеXVIII в. Соединенные унией 1707 г., навязанной шотландскому народу правящими классами, обе страны живут общей политической жизнью. Хотя давно достигнут компромисс 1688 г. между землевладельческой знатью и буржуазией, хотя на престоле Англии прочно сидит иноземная ганноверская династия, обязавшаяся, что ее представители не будут помехой ни английским купцам, ни новому, капитализированному дворянству, – но старая феодальная знать еще лелеет мечты о реставрации Стюартов, о возврате к прошлому, о восстановлении этой династии, уже дважды изгнанной из Англии.
Действие развивается быстрее, живее, чем в других романах В. Скотта. Одна картина сменяет другую: из старого замка Фрэнк попадает в живой, шумный город Глазго, оттуда – в дикую глушь горных районов Шотландии. Писатель с замечательной конкретностью и большим художественным мастерством рисует захолустный помещичий быт, тюрьму в Глазго, дикую и живописную шотландскую природу. Вальтер Скотт выступает в этих описаниях и как историк, и как этнограф, и как поэт родной страны, показывая все многообразие своего дарования, всю разносторонность своего знания прошлого Шотландии, ее экономического и социального уклада.
Фрэнк влюблен; он наживает себе непримиримого врага и приобретает верных друзей; он узнает, что ему грозит разорение; вокруг него затягивается узел интриги, смысла которой он не понимает, но силится раскрыть. Искусно соединяет Вальтер Скотт в своем рассказе и необычайные происшествия в жизни Фрэнка, и картины обычной шотландской жизни XVIII в., с которой знакомится юноша.
Но личная судьба Фрэнка уже накрепко связывается с назревающими политическими событиями, в самую гущу которых вводит его писатель. Тем самым “судьба человеческая” связана с “судьбой народной” – с одним из эпизодов политической борьбы, обостряющейся в 1715 г. в Англии и Шотландии.
Вводя Фрэнка в атмосферу заговора, тайно плетущего свои сети в Осбальдистон-Холле, писатель обостряет всю сюжетную ситуацию, сталкивает представителей враждебных политических лагерей, еще не вступивших в открытую борьбу, но уже догадывающихся о том, что в ближайшее время им доведется скрестить оружие.
Хотя юный Фрэнк и не очень интересуется политикой, но он разделяет взгляды своего отца – лондонского купца, сторонника ганноверской династии, противника якобитов и реставраторов феодализма. Фрэнк вскоре догадывается, что его родня – дядюшка Осбальдистон и его потомство – приверженцы Стюартов. Особую неприязнь Фрэнка вызывает коварный и надменный Рашлей, самый деятельный и образованный из его кузенов, честолюбец и авантюрист, накладывающий руку на все состояние отца Фрэнка, чтобы использовать деньги прежде всего для себя, а уж потом для нужд восстания.
Рашлей – во многом правдивый портрет молодого тори, примыкающего к заговору только из жажды власти и денег. Он не брезгует никакими средствами; при случае становится грабителем, в других обстоятельствах – доносчиком, ренегатом. Когда деньги вырваны из его рук, когда затронута его гордыня, он, не задумываясь, предает то самое дело, которому служил вместе с братьями и отцом. Честолюбие, цинизм и беспринципность – не только личные черты Рашлея, но и общий симптом разложения, гнилости всей феодальной реакции.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Вальтер Скотт и его роман “Роб Рой”